15:31 

От судьбы не уйдешь. Главы VI-XII

Yurine-san
... И сколько бы ни было бессонных ночей, я буду жить с этой болью... потому что той ночью я так решил. (с)
От судьбы не уйдешь. Главы VI-XII
Название: От судьбы не уйдешь.
Автор: Yurine-san
Бета: Майкрософт офис и Мело тян
Пейринг: Сиэль/Себастьян
Герои: Себастьян, Сиэль и другие. (присутствуют авторские персонажи)
Жанр: Слеш,Романтика, Ангст, POV, Сёнен-ай, Яой
Рейтинг: эм... наверное PG-16. Ожидается R
Размер: Миди
Фендом: Темный Дворецкий
Размещение: с моего разрешения
Дисклеймер: Отказываюсь от прав на персонажей, никакой денежной выгоды, только духовное удовлетворение. Главные герои принадлежат Тобосо Яно ^^
Описание: Наше время. Англия. В 19ом веке Себастьян по каким то причинам не успевает забрать душу Сиэля и тот умирает у него на руках от тяжелой раны. Демон не мог смериться с потерей такой ценной для него души и сделал так, чтобы Сиэль переродился. Но произошло это не так быстро, как ожидал демон. Себастьяну пришлось ждать целых два столетия. Наконец он находит своего господина в том же самом Лондоне. Но возникает новая проблема: Как Себастьян может забрать душу из человека, который и не подозревает о своем прошлом воплощении и о контракте связывающую его и демона? К тому же для ритуала нужна печать, которой так же не было на теле мальчика. Разумеется демон-дворецкий не оставит все просто так...
Примечание: Семья Фаулер - это семья в которой переродился Сиэль.

Глава седьмая.
Неожиданности бывают разными.

Никогда бы не подумал, что вновь стану обычным дворецким, хотя нет… Такого как я не назовёшь «обычным». Я дьявольски-хороший дворецкий и должен выразить почтение моему господину, который так в полной мере и не смог познать радостей жизни. Этот ребенок просто потерялся в пучине проблем, в которую его загнали взрослые. И выхода из неё нет. Все уже решено. Нет пути назад. Но, как преданный слуга, я постараюсь сделать все, что в моих силах.

- Господин, пора вставать, - сказал я, раздвигая плотные шторы, которые скрывали комнату от назойливых утренних лучей.
Под тяжелым одеялом началась возня, а спустя минуту, из-под него показалась голова графа. Сиэль смотрел на меня туманным взглядом, а я по обыкновению предложил ему несколько вариантов завтрака. Теперь, когда его память пробудилась, я мог вести себя так, как привык за те недолгих три года: приносить ему завтрак в спальню, одевать и мыть.

- Сколько время? – он спустил ноги с кровати и осмотрел комнату.
- Все никак не привыкните, милорд?
- Привыкнешь тут к такому… - Сиэль посмотрел на свои руки, потом на ноги, а потом в зеркало, которое стаяло на прикроватной тумбочке, - Я не могу просто так привыкнуть к такому взрослому телу.
- Да бросьте, Господин. Оно всего на три года старше прежнего, - утвердил я, расстегивая ночную сорочку графа, - к тому же, - я поднял глаза на Сиэля, похоже, что мой взгляд его смутил, - мне так даже удобнее.
- Ты эгоист.
Я только усмехнулся:
- Не спорю.

Во время завтрака он все время молчал. Хотя прошло уже несколько дней, кажется, он никак не мог привыкнуть ко всему новому, что его окружало. Но это не удивительно.
Когда вчера он попросил взять его в супермаркет, это было похоже на небольшое шоу для меня и, конечно, для окружающих. Ну не часто увидишь подростка, который боится эскалаторов и машин. Но он освоился с происходящим удивительно быстро, хотя и продолжал цепляться за мою руку, как за спасательный круг.

Его память возвращалась очень медленно и, думаю, восстановится полностью еще нескоро. Но каждый раз, когда приходят его воспоминания… в те моменты мне сложнее всего противостоять своим низменным желаниям. Зверь, которого я двести лет старательно загонял в клетку, теперь, почуяв запах дичи, пытается вырваться наружу. Это не давало мне покоя все это время. Я демон по натуре и с этим ничего не сделать. Когда-нибудь я все равно убью своего Господина, пусть и буду жалеть об этом всю оставшуюся вечность.

- Господин, позвольте мне отвезти вас в школу.
- В школу? – с усмешкой переспросил он, - в тебя молния ударила, Себастьян? Какая еще школа?
- Ваша школа. Вы там учитесь, - я подал Сиэлю рюкзак, но он резко отшвырнул руку.
- Ни за что не буду ходить в школу, как простолюдин!
- Господин, - недовольно возразил я, - за то время пока вас не было, классовые границы между людьми стерлись. К тому же вы учитесь в элитной школе, в которую ходят наследники богатых семей.
- Они все там маменькины детки! – вскрикнул Граф.
«А его взгляды на жизнь не изменились» - усмехнулся я про себя, - «Ну, делать нечего…»
- Ну, делать нечего. Тогда я сам займусь вашим обучением, только вот… - в моих глазах загорелся огонек. Я приподнял его лицо за подбородок и приблизился, - мои методы будут несколько жестче, чем обычно.
Все случилось так, как я и предполагал: Сиэль сначала покраснел, потом побелел, а потом его кожа приобрела синеватый оттенок. Видимо он перебирал в голове варианты того, что я могу с ним сделать. Мальчик сглотнул, и, увидев на моих губах наглую ухмылку, пулей вылетел из дома.
- Господин, вы забыли свой рюкзак, - со смехом крикнул я ему с порога, - в любом случае, я вас повезу до школы.

Проводить все свое время наедине с Себастьяном – жуткая пытка. Никогда не могу предугадать, что он выкинет в следующий момент. Приходится все время уповать на лучшее. Мне вспомнились стихи Кристина Россетти:
«Нельзя на гоблинов смотреть,
Плодов их есть не надо:
Кто знает, сок они берут
В земле какого сада?..
Будь осторожен — искони
С нечистым знаются они.»
«Почему именно сейчас я это вспомнил?» - эти стихи только сильнее разволновали меня. Я ничем не выражающим взглядом смотрел в окно машины, за рулем которой сидел мой дворецкий. Эти тягостные мысли делали дорогу ужасно долгой и утомительной. Но разве такое прекрасное существо, как Себастьян можно называть гоблином? Не в коем случае… я давно признал тот факт, что я неравнодушен к демону, который заберет мою душу, но это, как ни странно, помогало смириться с мыслью о смерти.

Наконец-то мы доехали. Себастьян, как заботливая мамаша, одел мне на плечи портфель и пожелал хорошего дня.
- Ну, это вряд ли.
- Не сомневайтесь, Господин, оплошностей я не допущу. Все проблемы пропадут сами собой, когда я … - он медленно положил указательный палец себе на губы и я не мог не заметить (раз в сотый), как грациозны все его движения, - вы сами все узнаете, Господин.

Я поднялся на второй этаж и зашел в класс. Как я и ожидал, это была лишь кучка баранов, не ведающих о грации и достоинстве настоящих дворян. Я без труда нашел в памяти «другого меня» ответ на вопрос «Куда мне садиться?». Место за последней партой всегда было свободно, так что его я и занял. За оставшееся время я даже успел нарисовать с краю герб семьи Фантомхайф.

Через некоторое время в класс вошел старый мужчина. По реакции учеников, я догадался, что это был директор данного заведения. Я невольно поставил перед собой вопрос: «Это у всех директоров такой образ толстяков с большими кошелями?»
Этот тип что-то говорил себе под нос минут пятнадцать. Я не слушал. Даже позволил себе прилечь на парте.
- И в конце… - донеслось до меня, - хочу представить вам нового учителя истории и естествознания…
Дверь открылась, и в кабинет зашел ОН.
- Его имя…
- ГРЕЛЛЬ САТКЛИФФ!!!!

Глава восьмая.
Учитель- жнец

За день до этого:

- Ах, Себастьянчик, я и не надеялся, что ты сам, по доброй воле, придешь ко мне, да прямо на рабочее место. Так не терпится?.. Ах, это же не правильно, крутить роман на работе… но ради тебя, Себастьянчик, я нарушу это жестокое правило! – Грелль был просто в не себя от счастья, что я почтил его своим визитом. Ферамоны от него так и текли бесконечной рекой, но у меня, слава Богу, был иммунитет.
-Грелль, у меня к вам есть просьба… - я все не находил слов, как лучше выразиться, чтобы этот недотепа-шинигами понял меня правильно. А он, тем временем, воспользовался моим замешательством:
- Что? На свидание пригласить хочешь? Я за!!! Во ск…
- Да какое свидание?! – вспылил я в конце концов. Картина меня и Грелля на свидании… я даже представить этого не могу, - Дело у меня к вам есть. Де-ло!
- Мм… – протянул шинигами, - и какое дело?

- ГРЕЛЛЬ САТКЛИФФ!!!!
- Что с Вами, Сиэль? Успокойтесь и сядьте на свое место.
Внутри меня кипели эмоции. Что этот болван тут делает?! Почему именно тут?! И что самое важное: Грелль – учитель?! Такое точно не могло уложиться в моей голове. Конечно, память моя восстановилась не полностью, но я отчетливо помню, что этот тип убил Мадам Ред. Но месть за это меня, почему-то, не сильно беспокоила. Само существование такого несуразного и надоедливого типа выводило меня из себя.
Я еле дождался перемены, вместо того, чтобы вышвырнуть этого горе-учителя в коридор и придушить его там. За эти сорок минут чего только не случилось в нашем кабинете. Признаю, с историей этот шинигами ознакомлен хорошо, даже очень. Чего еще ожидать от Бога? Но вот поскользнуться на тряпке, выронить мел в окно, споткнуться о ножку стула и все это за один урок… Даже для него было чересчур.
Наконец, урок закончился. Как только звонок умолк, я вскочил со своего места, схватил Грелля за шкирку и потащил в коридор. Там было слишком людно, чтобы выяснять отношения, так что пришлось искать свободный класс. Благо такой был близко.

- Грелль! Какого черта ты тут делаешь?!
- Правильнее будет сказать: какого демона, - усмехнулся Сатклифф, достав из кармана зеркальце и приглаживая растрепавшиеся за урок волосы. Это было действительно смешно, видеть Грелля в таком виде: длинные красные волосы забраны в хвост и прилизаны, вместо алого плаща, который он забрал у Мадам в день её смерти, был строгий черный костюм. Я даже усмехнулся. Ему совсем не шел такой наряд.
- Тебя Себастьян подослал? – изумленно спросил я.
- Угу. Он сказал, что если я послежу за тобой пару дней, то он сходит со мной на свидание, - глаза Бога Смерти прямо-таки засияли счастьем. Он сейчас выглядел как влюбленная девчонка, как… как… как Элизабет. Мои мысли улетели куда-то в другом направлении. Двести лет прошло. Она уже давно умерла. Хоть я и никогда не любил её как девушку, но она всегда была верным другом и сестрой. «Надеюсь, ты прожила достойную и счастливую жизнь, Лизи» - пронеслось в моей голове, и я невольно улыбнулся.
«Но не нужно забывать о главном…» - я перевел взгляд на Грелля, который пускал воздушные поцелуйчики в разные стороны. Видимо у него сильно разыгралось воображение. Не знаю, что меня раздражало больше: поведение Грелля или обещание, данное ему Себастьяном? «Ну уж нет! Пока я жив такого не будет! Он мой. Мой! До самой моей смерти он МОЙ!» - кричал мой внутренний голос, не желая замолкнуть.
- А как же другие Шинигами? Разве Ти Спирс так просто тебя… - тут Сатклифф заткнул мне рот ладонью.
- Нет-нет. Уилл об этом ничего не знает! Надеюсь, и не узнает…
Делать нечего. К тому же Себастьян, наверное, знает, что делает и мне ничего не остается, как просто подчиниться. Контракт выполнен. Я больше не его Господин. Теперь роли поменялись, а моим приказам он следует только по своей прихоти, чтобы поскорее пробудить все мои воспоминания. И с этим ничего не поделать. Все уже решено.
- Ладно, так и быть, Грелль. Можешь защищать меня!
- Не забывай, что я делаю это только ради Себастьянчика! Мне до тебя никакого дела нету. И что он в тебе такого особенного нашел? Я же в сто раз лучше! К тому же я бессмертный. А ты завянешь, как цветок на не политой клумбе.
- Это не твое дело, Жнец, - с этими словами я удалился из кабинета.
По дороге в класс я вспоминал его слова. А ведь он прав… Что моя жизнь по сравнению с вечностью, дарованной Богам и Демонам. Ничто. Песчинка в бесконечном потоке времени их песочных часов. Моя жизнь ничего не стоит. «Но если бы она ничего не стоила, стал бы Себастьян возвращать тебя?» - возразил я сам себе.
Так, споря сам с собой, я вошел в класс. Но меня там уже ждали:
- Смотрите, кто явился! – какой-то парень загородил мне дорогу дальше.
- Отвали. Я не в настроении с тобой разбираться, - отрезал я.
- А ты ничего не перепутал? – усмехнулся тот, - Твой дворецкий сломал мне руку. Видишь? – он ткнул пальцем на гипс на левой руке. Я покопался в памяти другого «меня». Точно. Алекс Дейл. Нужно будет поблагодарить Себастьяна за тот случай.
- Одного урока тебе было мало, Дейл? – мои слова заставили его буквально кипеть от злости. Мой смешок окончательно вывел его из равновесия. Он схватил меня за горло и прижал к стене:
- Твоего слуги тут нет. Никто тебе не поможет! – он с силой ударил меня кулаком в живот. Удар был действительно сильным. Даже кровь изо рта пошла. Но это только рассмешило меня.
- Не поможет… да?... Как знать…
«Да. Пусть моя жизнь ничего не стоить, пусть я обычный человек, пусть не могу изменить свою судьбу сам! Но я знаю одно, только мою душу он желает столь страстно. Поэтому я не проиграю!»
- Грелль.
Секунда и дверь распахнулась. На пороге стоял шинигами, оценивающе смотря на нас и на весь остальной класс. Алекс, конечно же, сразу меня отпустил и капитулировал в конец кабинета.
- Дети… как не стыдно! Товарища избивают, а вы стоите в стороне, - Грелль улыбнулся во все свои тридцать два (или сколько их там у Жнецов) зуба «заборчиком», на что весь класс дружно ахнул.
Шинигами поднял меня за подбородок:
- Нехорошо… Себастьянчик не похвалит меня. Ты потерял «товарный вид», граф, - он перевел взгляд на остальных, - Я так понимаю, что у вас остался только мой урок? Вот и славненько. Грелль-сенсей вас накажет, - злобно сверкнув зубами, Жнец добавил:
- А потерпевшие идут домой. Вас уже и карета внизу ожидает, - Грелль подмигнул мне, - я обо всем позаботился.
- Только давай без лишней жестокости, Жнец, - схватив сумку, я вышел их кабинета.
- О… история полна жестокости, - усмехнулся он мне в след. Я могу только догадываться, какую «пытку» он придумал моим одноклассникам.

Глава девятая.
Дневник Себастьяна Михаэлиса.

Господин лежит в моих руках. Из раны в его животе струиться густая алая кровь, оставляя на земле густые лужицы. Как же я мог так опростоволоситься? Как же я мог не усмотреть за своим Хозяином. Его смертельно ранил какой-то рядовой вояка, который, конечно же, сразу за это поплатился. Но слишком поздно. Я не смогу забрать его душу теперь. Если попытаюсь, то его тело просто не выдержит такого напряжения, а душа раствориться в воздухе, словно утренняя дымка.

«Я так долго ждал, но все напрасно. Я с этим не смирюсь»

Сиэль уже заметно похолодел, а я все продолжал зажимать ладонью рану, зная, что это бесполезно. Его лицо бледнело с каждой секундой, посиневшие губы дрожали и шептали мое имя. Но я не мог помочь. Простите, Господин. Все, что я мог сейчас сделать, это остаться с ним в эти последние минуты…
- Себас… - медленно и в последний раз прошептали губы Господина. Его холодная рука выскользнула из моей и неслышно ударилась о землю. Все кончено. Моя работа демона-дворецкого окончилась полным фиаско.

Мне вспомнились строки Шекспира… «Даже смерть не властна над Вашей красотой» - подумал я. Это действительно было так. Теперь, когда в вас перестала теплиться жизнь, кажется, вы стали еще прекраснее. Тело без души – лишь сосуд. Но вас это правило обошло. Душа, конечно, важна, особенно демону, но тут все сложнее… с тех пор, как меня начала привлекать не только она.

Сколько чувств переполняли меня в этот момент: ярость, отчаяние, печаль, безысходность… и много-много других отголосков эмоций. В тот момент, как сердечко юного Господина встрепенулось в последний раз, а его душа оставила тело, для меня все перестало существовать. Ночь и день, добро и зло, ад и рай – ничего уже ненужно было демону, потерявшему ту единственную душу, которую он добивался столь старательно, которую растил так долго, и которую, в конце-концов, полюбил всей своей сущностью.
Я прижался губами к его лбу и замер так на несколько секунд. Пусть и очень не долго, но позвольте мне побыть рядом еще немного, Милорд.

Я принес твое тело Гробовщику. Этот жнец точно знает свою работу. Наверное, все эти годы он планировал, как украсить тебя для «последнего и величайшего в жизни праздника». Вы действительно прекрасны: лежите себе среди ваших любимых белых роз в гробу из красного дерева, пропитанного ароматными маслами. Как будто и правда праздник. Когда Гробовщик ушел за чем-то в свою маленькую коморку в углу комнаты, я тут же воспользовался моментом и снял с вашего глаза повязку. Зачем она вам? Вы больше не откроете своих сапфировых глаз, не посмотрите на меня укоряющим взглядом и не пошлете выполнять какое-нибудь поручение, добавив «Это - приказ!».

Похороны прошли быстро. На них присутствовало всего три человека: я, Гробовщик и Грелль, который каким-то образом прознал о вашей кончине и теперь не отставал от меня ни на секунду, но для меня это не имело значения. Сейчас мой мир сузился до размеров вашей могилы. Я не появлялся в особняке с момента вашей смерти. Для вашей невесты и слуг вы пропали без вести. Только через год они найдут вашу могилу в самом центре лондонского кладбища на холме, который каждый день первый встречает рассвет.

И все-таки я не смог смириться с вашей смертью, с потерей вашего тела, сердца и души. Слишком это было тяжко для демона, познавшего столь прекрасный вкус жизни. И я обратился к самым темным секретам магии: как возродить ушедших. Но кое-что пошло не так. Вместо возрождения, я узнал, что вы переродитесь. Но это нисколько меня не огорчило. Я был готов ждать вас.

Прошло ровно сто лет, и я снова появился в Лондоне. Разумеется, все это время я следил за городом, чтобы не пропустить вас, но личным визитом я удостоил его впервые. Первое место, куда я отправился, был, конечно же, особняк. Он долго стоял без жильцов, но внешний вид его от этого не ухудшился. Леди Элизабет, насколько я помню, распорядилась сделать из него музей. Что ж… если она того желала… Думаю, это к лучшему – оставить все как было при Господине, но меня раздражало то, что в поместье теперь каждый день полно народу.

Следующие сто лет тянулись еще дольше. Все потому, что я остался проводить их в мире людей. С каждым годом меня все сильнее одолевал голод. Было такое чувство, что меня посадили на жесткую диету. Я думал, что это вконец лишит меня рассудка. Вокруг было полно алчных людей, которые преподнесли бы мне свои души на серебряном блюде за пару миллионов фунтов. Но меня они совершенно не интересовали.

«Ты испортил меня, Сиэль. Теперь я зависим от тебя»

Вот уже два года я работаю в музее, посвященному семье Фантомхайв. «Себастьян Михаэлис – самое ценный работник за все то время, что просуществовал музей» - примерно так выражалось мое «начальство». Конечно, кто знает больше о семье Фантомхайв, чем их дворецкий? Никто!
Так день за днем я проводил экскурсии, по дому, который принадлежал моему Господину.
В один из таких однообразных дней я и встретил того, кого так долго ждал. Маленький мальчик десяти лет сам подошел ко мне, задав вопрос о самом себе. Не знаю, как описать те чувства, что нахлынули на меня тогда… Неужели радость? Да… Безумная радость накрыла меня с головой, но не только она. Вместе с ней во мне проснулся страшный голод. Хотелось разорвать мальчика на кусочки и, по правде говоря, я еле сдерживался, чтобы не сделать этого. Но он слишком мал… Нет, я все-таки мазохист.

- А вас как зовут, Мистер?
- Меня? – я сделал легкий поклон, от чего волосы упали на бледную кожу лица, - Моё имя Себастьян Михаэлис.
- Се-.. Се-бастьян? – как то задумчиво и не осознано произнес мой маленький Господин.
- Да, но простите, Милорд, - я положил свою ладонь на глаза мальчика, от чего тот вздрогнул, - вам еще рано вспоминать меня.

Так прошло еще шесть лет.
Я незримо наблюдал за тем, как он растет вплоть до смерти его отца. После этого они надолго оставили Лондон и я, к несчастью, потерял его след. Но фортуна наконец-то повернулась ко мне лицом. Он вернулся. Теперь ему шестнадцать и мне ничто не мешает, поймать его в свои сети и больше никуда не отпускать.

Себастьян Михаэлис.

Демон захлопнул небольшую книжку с обложкой из черной кожи. Стоя перед зданием школы и ожидая своего Лорда, он больше не желал думать о делах давно минувших дней. Теперь эта вещь была бесполезна… теперь ему не надо перечитывать её снова и снова, чтобы не забыть, кто он и что ему суждено. Это самое драгоценное сокровище было прямо перед его носом. И он больше не отпустит Сиэля. Никогда.

Глава десятая.
Когда я успел влюбиться в тебя?..

- Ну вот… Теперь все тело болит… - бубнил я себе под нос, выходя из школы.
У главных ворот, как и говорил Грелль, стоял порше. Но первой мне бросилась в глаза отнюдь не черная, как смоль, машина, а стоящий перед ней Себастьян, который нервно постукивал по капоту указательным пальцем. Я усмехнулся и, было подался вперед, когда наши глаза встретились. Невольный вздох. Такой пугающе-манящий взгляд был только у моего дворецкого. Больше никто подобным похвастаться не мог. Я застыл, словно какая-нибудь зверюшка, смотрящая в глаза змее перед смертью. Он окинул меня рассерженным взглядом, быстрым шагом направился ко мне и, не став ждать объяснений, схватил меня за руку. Себастьян держал мое запястье довольно долго и крепко, впившись взглядом в мои глаза. Затем рывком потащил к машине.
«Швырнув» меня на заднее сидение, он хлопнул дверью и занял водительское место. Машина с ревом сорвалась с места. Все это время мы ехали в тишине. Оба хранили молчание. По правде говоря, я даже немного боялся того, что может произойти, если позволю себе хотя бы пискнуть. Такого Себастьяна я видел редко, но прекрасно знал – злить его сейчас крайне неразумно.

Время тянулось медленно и вот, наконец, мы вернулись домой. Себастьян вышел из машины первым и учтиво открыл передо мной дверь. Он выглядел спокойнее, нежели несколькими минутами ранее. Я неуверенно шагнул на твердый асфальт, но мне все равно казалось, что он подо мной вот-вот исчезнет, и я полечу вниз в темноту. Сделав глубокий вдох, я пошел к дому. Он за мной. Всегда за мной.

Стоило входной двери закрыться, как я оказался в весьма неудобном положении. Я был прижат к стене. Не было даже возможности пошевелиться под тяжестью его тело, которое давило на меня. Ни малейшей попытки вырваться. Руки, которые колотили Себастьяна в спину, тут же были обездвижены и теперь покоились у меня над головой в мертвой хватке демона. Дворецкий медленно склонился к моему лицу. Запах его волос сводил с ума и заставлял начисто забыть о сопротивлении. Пьянящий аромат погружал в пучину воспоминаний двухсотлетней давности, не давая надежды на спасение. Его язык, тем временем, слизывал уже застывшую дорожку крови с уголка моих губ. Он делал это так старательно и аккуратно, что я, в какой-то степени, почувствовал себя виноватым.
- Господин, вы умудряетесь влипнуть в неприятности, даже когда к вам приставлена охрана. Вы такой безрассудный, - шептал демон в перерывах от своего занятия. Сейчас он был похож на кошку, которая вылизывает своих котят.
- Себастьян, хватит уже… Я уже чистый! Отпу… - я не успел договорить, как его ловкий язык раздвинул мои губы и нагло, без приглашения проник в рот.
Я давно не чувствовал такого требовательного поцелуя. Чего он хотел?.. Чтобы я извинился? Чтобы вел себя осторожнее? Чтобы не доставлял ему хлопот?.. Но сейчас я спросить не мог. Мои губы были «слегка» заняты. Во рту было ощущение сладости с легким привкусом крови. Какой изысканный вкус… Невозможно было не отвечать на этот сладостный поцелуй.
Мы стояли так до тех пор, пока в моих глазах не помутнело от недостатка кислорода. Себастьян разорвал поцелуй и облизнулся, бросив на меня всепоглощающий взгляд.
- Себастьян… Все… не… не надо больше… - я жадно сватал воздух ртом. Рассудок категорически отказывался мыслить здраво, но я всеми силами его заставлял.
- Почему я должен прекратить?! – зарычал он.
От этих слов я вздрогнул. По всему телу отголоском страха покатился озноб. Его темно-красные глаза сейчас горели неистовым пламенем преисподней. Вместо обычной улыбки – оскал. Вместо слов - подобие рыка. Но это не отталкивало меня, скорее наоборот. Эта необузданная ярость кружилась в вальсе с дьявольской красотой, завораживая любого, кто видит их, так же, как пленила когда-то меня. Кода же все-таки это случилось? Когда я влюбился в Себастьяна? Не могу вспомнить… Когда моё тело стало беспрекословно подчиняться его желаниям? Когда…? Любовь к демону… как глупо и бессмысленно это чувство. Хотя, может это и не так безнадежно, если он чувствует то же самое. Но, к сожалению, я не знаю, что чувствует Себастьян. Наверное, это всего лишь очередная его прихоть. Я больше не его господин. Контракт выполнен. Теперь наши роли поменялись. Он – господин, я – слуга. Чего же он добивается, сохраняя мне свою преданность? Я не знаю…
В любом случае я не мог сопротивляться его воле. Не это ли чувствовал Себастьян, когда служил мне? Цепь, связывающая нас вместе, крепла с каждым словом, прикосновением, взглядом, вздохом, подаренным друг другу…
Все кончено. Я проиграл…

- Не можешь найти повод отказать? – Себастьян с усмешкой всматривался в мои глаза.
Я уперся руками в его грудь, но он, разумеется, не двинулся с места. Что моя сила, против мощи демона?
Себастьян перехватил мою правую руку и поднес её к губам, легонько коснувшись ими моих пальцев. Я зажмурился от безысходности. Но дворецкий в очередной раз превзошел мои ожидания. Он встал передо мной на одно колено и прошептал:
- Вы изменились за двести лет... Теперь вам противны мои прикосновения?

Что? Почему? Зачем?
Я никогда не думал об этом, но прикосновения Себастьяна были вовсе не противны мне. Я ведь… я ведь… не могу признаться в этом даже себе. Не могу сказать каких-то три слова.

«Любовь не доступна демонам» - так я считал. Неужели я ошибался? Нет! Нет! Я не мог ошибиться! Для него я лишь душа, которую он в скором времени поглотит.

Себастьян как будто бы прочитал мои мысли. Он поднял меня на руки и, несмотря на мое сопротивление, понес в гостиную. Дворецкий повалил меня на диван и навис сверху. Я не смог даже пошевелиться… настолько сильно меня завораживало все в нем: лицо, тело, голос…
- Господин, я стал так вам противен?
- Я… я не знаю… - только и смог прошептать я в ответ. Может, вопрос Себастьяна не лишен смысла? Что же случилось со мной за двести лет? «Я год за годом проживал события трех последних лет моей «нормальной» жизни. Я снова и снова…» - в груди у меня щелкнуло. Я снова и снова влюблялся в него. Год за годом, день за днем.
Поцелуй прервал мои мысли. Сначала трепетный и неуверенный, потом настойчивый и страстный. К черту формальности и принципы! Если мне суждено умереть, то я должен хотя бы насладиться отведенным мне временем.

- Себастьян… Себа… я не могу больше! Больно!
Мне, правда, было больно… не от того, что демон уже забыл о сдержанности, а от того, что все мое тело горело под его руками. Каждый сантиметр кожи, которой он касался, словно прижигали горящей сигаретой. Но эта боль доставляла немыслимое наслаждение, о котором обычный смертный мог бы только мечтать.
Мои ногти до крови расцарапали ему спину. Я чувствовал, что его кровь стекает по моим пальцам и ладони, капая на его раскрасневшуюся кожу. Но Себастьян не предавал этому значения. Все его внимание было приковано к моему лицу. Дыхание, обдувавшее мою кожу, прикосновения, будоражащие нервы, и движения, приносящие эйфорию.
- Мне остановиться? – томным голосом спросил мой дворецкий. Меня будто током ударило. Мысль, что я могу лишиться таких чувств пугала не на шутку.
- Нет… продолжай… - ответил я почти неосознанно. Все мое внимание было приковано к танцу огня, что царил в его глазах.
Его толчки стали грубее, мои стоны громче… В конце-концов мне пришлось закрыть свой рот ладонью, отчего Себастьян только рассмеялся.
Он лизнул меня в шею, издав низкий гортанный стон, и я кончил…
- Даже не подождал меня, жестокий мальчишка, - Себастьян прикусил пульсирующую венку на моей шее, - Я накажу тебя.
Его движения не прекращались. Что за извращенное наказание?!
У меня уже не оставалось сил, когда его мышцы напряглись и тут же расслабились. Я подумал, что вот-вот потеряю сознание, но его мягкий поцелуй меня отвлек и забвение отступило.

- Зачем было делать это здесь? Что, до кровати меня донести не мог? Теперь у меня спина болит! – я лежал на груди у Себастьяна, все еще не до конца осознавая, что только что случилось. Все тело ныло от боли. Каждый сустав напоминал о своем существовании и о том, что он только что пережил.
- Ну, болит она у вас, Господин, вовсе не из-за дивана, - поперхнулся дворецкий. Он как всегда был прав. Себастьян всегда прав.

Хотя, даже эта боль была теперь несущественной…

Глава одиннадцатая.
Les Fleurs du mal.*

Венеция. 1893 год.

Самый знаменательный день в истории города - Festa delle Marie**, открывающий Венецианский карнавал… Carnevale di Venezia***… Меня переполняют чувства от предвкушения этих десяти дней, когда все потаенные в глубине души страсти людей вырвутся наружу, сметая все преграды морали, закрывающие им путь к свободе. Сегодня день, когда перестают действовать законы Церкви, сегодня день, когда все семь грехов начнут свой безумный вальс, утопая во греху. Глубже… Глубже… Глубже! Во время карнавала ничего не будет слишком постыдным, слишком смелым, слишком безрассудным, слишком распутным. Карнавал - отдушина для людей, живших весь год под строгими религиозными запретами. Да… Прячетесь за масками! Скрывайте свои истинные лица! Но молю, дайте мне полюбоваться на ваше грехопадение! Я так этого ждал. Мое тело содрогается в предвкушении, кровь вскипает…. ах… какое блаженство. Меня изнутри разъедает жажда порока и страсти. Я больше не могу держать себя в руках. Пусть в эту ночь распустится цветок зла!

Безумье, скаредность, и алчность, и разврат
И душу нам гнетут, и тело разъедают;
Нас угрызения, как пытка, услаждают,
Как насекомые, и жалят и язвят.

Карнавал начался всего пару минут назад, а улицы уже были заполнены людьми в маскарадных костюмах. Краски этого великолепного шествия поражали своим разнообразием и яркостью. На городских площадях сейчас уже, должно быть, проводятся концерты, устраиваются фейерверки, а в театрах ставятся спектакли на тему карнавала. Но самое примечательное в этом празднике, конечно, это бал-маскарады, которые проводят в старинных дворцах Венеции.
На одном из таких балов я и коротал свое свободное время, попивая красное вино высшей пробы. Сейчас я просто наблюдал со стороны, выискивая среди гостей свою новую жертву. Я могу соблазнить абсолютно любую женщину, так что могу позволить себе быть придирчивым. «У этой нос кривой, у той цвет глаз не красивый, эта толстовата, а вон та слишком худощава, не то, не то, не то…» - мой взгляд уже около часа блуждал от одной женщины к другой. Хоть все они и были в масках, но я без труда мог определить: красива женщина или нет. Наконец, мой выбор пал на девушку, вошедшую в зал совсем недавно. Не идеал, конечно, но она лучшее, что было на балу. Пора приниматься за дело. Я выпрямился, поставил бокал с недопитым вином на поднос какому-то парнишке и подошел к зеркалу. Костюм мой был весьма простенький: парадный мундир рядового итальянского военного этого времени – простенько и со вкусом. Я подошел к зеркалу, проверяя, не «испортился» ли мой внешний вид. Нет, я выглядел идеально: иссиня-черные волосы, длинной до плеч, были убраны в низкий хвостик, на лицо падало всего несколько непослушных прядей, которые придавали мне еще больше шарма (да, скромностью я не страдаю). Мои глаза скрывала изящная маска из расписанного жидким золотом фарфора, украшенная парой-тройкой драгоценных камней. В общем, я был неотразим, как всегда.

- Вы обворожительны, Миледи, - я придал своему голосу как можно больше шарма. Бедная девушка не представляет себе всей сложности ситуации, в которую она угодила, обратив на себя мое внимание, - Позвольте представиться, мое имя Адриан.

Упорен в нас порок, раскаянье - притворно;
За все сторицею себе воздать спеша,
Опять путем греха, смеясь, скользит душа,
Слезами трусости омыв свой путь позорный.

*



- Ах, Господин, мы разве не спешим?
- К чему томиться ожиданием, когда сейчас мы вместе, ты и я?
- Но мы едва знакомы…
- Порочен праздник этот… и мы порочны, разве нет?
- Но…
- Давайте помолчим, и я упьюсь твоею красотой. Мы будем вместе навсегда, хотите этого?
- Да.
- Тогда, пожалуйста, скажи, чего ты хочешь более всего?
- Хочу тебя.
- Ваше желание – закон, Миледи…

*



Первая ночь десятидневного карнавала закончилась. Утром Венеция погрузилась в своеобразную дремоту, отдыхая от суматошной ночи.
Я лежал на кровати в номере одной из гостиниц города, покуривая дорогие сигареты:
- Простите, милочка, но я свою часть контракта выполнил, ваше заветное желание исполнено. Теперь ваша душа моя… Ничего личного, - я убрал волосы, упавшие на её побледневшее лицо. Тело девушки, что лежала со мной рядом, уже остыло. Какая легкая победа, но я все еще неудовлетворен.

«Опять не то, - сердито подумал я, - Да что же это такое?! Где мне найти такую же душу, как та, что он показал мне тогда! Себастьян Михаэлис…»

Пару лет назад в мою обитель (поместье недалеко от Венеции) забрел старый знакомый. Его имя Себастьян, вернее, так он представился на этот раз. По его словам, это имя дал ему мальчишка, душу которого я должен был помочь вернуть с того света:
- Извини, Себастьян, но это не в моей компетенции. Я не настолько силен, - мой взгляд скользил по кольцу с голубым бриллиантом, который он показал мне, как свидетельство того, что не лжет. От перстня исходил чудный аромат души его бывшего хозяина. Я и подумать не мог, что существуют души настолько высокого качества.
- Но ты же вертишься рядом с группой Розенкрейцеров, прибывших недавно в Италию, разве нет? – раздраженно заявил он, - поверить не могу, что у них нет каких-нибудь книг или заклинаний!
- Извини, - я только мог пожать плечами.

Он ушел. Больше я о нем ничего не слышал. Но тот аромат… Я не могу его забыть. Пьянящий и дурманящий запах… Никогда такого не испытывал. Ах, Себастьян, не честно, если ты один будешь наслаждаться таким сокровищем. Поэтому, я, Адриан, заберу её у тебя.

Les Fleur du mal.* (фр) - цветок зла.
Festa delle Marie** (итал) - венецианский праздник, который посвящен освобождению венецианских девушек, похищенных пиратами из Истрии.
Carnevale di Venezia*** (итал) - Венецианский карнавал

Глава двенадцатая.
От судьбы не уйдешь.

- Господин, пора вставать.
Я тихим шагом пересек комнату и распахнул тяжелые шторы, которые ограждали комнату от ненавистного солнечного света, бесстыдно врывавшегося в комнату Господина каждое утро. Правым ухом я уловил какую-то возню в постели мальчика. Он, тем временем, вынырнул из-под одеяла и скучающим взглядом посмотрел на меня:
- О, так вы не спали, Милорд?
- Почему ты продолжаешь меня так называть? Я уже давно не граф.
- Потому что вам это подходит, по этому и называю, - я только улыбнулся на вопрос Сиэля. Мальчик опустил глаза. Сегодня вместо привычного безразличия была печаль и тоска, которые так не к лицу этому ребенку.
Я еле заметно улыбнулся, приблизился к мальчику и осторожно коснулся тыльной стороной ладони его щеки. Как приятно ощущать тепло, мгновенно прилившее к его нежной, словно шелк ручной работы, коже, видеть, как в глазах цвета темного сапфира загорается искорка… стоит только дунуть и она вспыхнет неконтролируемым пламенем, сжигая во мне остатки сдержанности. Ну, как тут устоять, господин?
Ловлю на себе ваш удивленный взгляд, когда без объяснений и предупреждения, валю вас на кровать, нависая сверху. Чувствую каждый ваш вздох, когда уже свободными от ненавистных перчаток руками скольжу по вашему телу, более взрослому, но все такому же неопытному как раньше. Слышу ваш прерывистый стон, когда мои губы играют с сонной артерией на вашей тонкой шее. Какое хрупкое и невинное тело. Это просто неприлично, Господин, когда человек, совершивший столько грехов, остается чистым, незапятнанным пороком или болью. Вы совершенны. И я таю от счастья, когда ловлю себя на мысли, что вы полностью принадлежите мне.

- Так почему вы сегодня так грустны, милорд? – прошептал я, когда уже не в первый раз прижимал мальчика к своей груди, перебирая пальцами его мягкие волосы, отдаленно напоминающие кошачью шерстку (это только сильнее умиляло меня).
- Я… Себастьян, я… - Сиэль осекся в начале предложения и замолк, будто бы обдумывал свой ответ, - Ничего. Все в порядке Себастьян. Не бери в голову.
- Если вы так говорите, Господин… - я поднялся с кровати и начал поспешно облачать свое тело в костюм идеального дворецкого, - Милорд, вам пора в школу.
- Я не пойду сегодня, - решительно, но с оттенком печали в голосе, сказал мальчик, - Я неважно себя чувствую. Наверно, переутомился. Дай мне денек отдохнуть.
- Как пожелаете, Милорд.

«Черт! наконец-то он ушел…» - пронеслось у меня в голове, когда щелкнула дверь моей комнаты. Я, конечно, знал, что от моего дворецкого не скрыть никаких эмоций, но попытаться все-таки стоило. В конце концов, он не стал меня допытывать…

Я сжался в клубок, запустил руки в свои волосы и больно сжал их… сжал так же сильно, как сжималось сейчас мое сердце. Держать все чувства в себе я уже не мог, и они безмолвным криком сорвались с моих губ, а из глаз солеными капельками по лицу стекали слезы. «Почему… почему... почему ты так нежен со мной?! Почему мои чувства открылись тебе?! Почему я вспомнил все именно сейчас?!!» - я без остановки прокручивал эти вопросы в своей голове. Как я могу признаться в этом кому-нибудь? Даже самому себе не могу… Не могу признать, что теперь не хочу умирать.

- Уходите? А как ваше самочувствие?
- Мне уже лучше. Я хочу прогуляться.
- Я могу…
- Нет. Не нужно меня сопровождать.
Себастьян как всегда учтиво поклонился и запер дверь, но я мог слышать, что он все еще стоит за ней, не сделав ни шагу в сторону. Мне оставалось только уверенным шагом уйти прочь из дома.
«И почему я бегу от своей судьбы?». Да. Уже ничего не изменишь. И я, и Себастьян это знали, но все равно перешли границы дозволенного, вкусили запретного плода и теперь поплатимся за это. Я невольно коснулся рукой черной повязки, скрывающий свидетельство нашей неразрывной связи.
Себастьян как-то мне сказал, что это немного больно, лишаться души… но сравнима ли эта боль с той, что я чувствую сейчас… что чувствовал все эти годы?

Лужа и мои скользкие ботинки явно что-то не поделили, и я приготовился к тяжелому знакомству головы с асфальтом, но этого не случилось. Меня поймала чья-то рука.
«Он следил за мной?»
Я обернулся и столкнулся лицом к лицу с человеком, которого, признаться, видел первый раз в жизни:
- Вы не ушиблись? – его голос чем-то напоминал голос Себастьяна, такой же мягкий, не указывающий, но все же заставляющий подчиняться воли своего хозяина.
- Нет, благодарю. Мы знакомы?
- Ох, нет. Простите мне мою бестактность. Мое имя Адриан Браун, - незнакомец приветливо улыбнулся и поставил меня на ноги.
- Я Сиэль Фан… Фаулер.
- Да ладно заливать… - с нахальной улыбкой проворковал Адриан, - мне прекрасно известно кто ты и…- он потянулся рукой к повязке, но я оттолкнул её и отступил на пару шагов, - …что тебя связывает с твоим дворецким, Сиэль… Фантомхайв.
Наверное, моя кожа побледнела, потому что ухмылка этого парня стала еще самодовольнее, чем была. Я быстро попятился назад, но не успел и глазом моргнуть, как Адриан оказался позади и приобнял меня за шею, вдыхая запах волос, отчего мне стало противно:
- Немедленно пусти меня! Себа…! – но мой рот накрыла его ладонь.
- Нет-Нет-Нет. Не нужно его звать, - прошептал он мне на ухо, - Я полагаю, ты понял, что я подобен ему?
Мне оставалось только кивнуть.
- Вот и молодец. Будь хорошим мальчиком и не сопротивляйся.
Как на зло на улице не было даже прохожих. Никто помочь мне сейчас не мог. «Только бы снять повязку… только бы позвать…» - прикосновение этого демона к моей груди оборвало поток мыслей. Я замычал что есть силы, но он, кажется, не намеревался останавливаться. Его рука проникла под водолазку и теперь исследовала мое тело. Как же не приятны и противны эти прикосновения. Совсем не такие чувства я испытываю, когда ко мне прикасается мой дворецкий. Когда его рука подобралась к ремню, мне захотелось реветь от безысходности. Демона это, похоже, позабавило:
- Не пугайся ты так. Я просто оцениваю твою душу, - Адриан коснулся кончиком языка моей щеки. «Нет!» - вихрем пронеслось у меня в голове.
Я изловчился и прикусил руку, закрывавшую мне рот:
- Себастьян! Явись! Это приказ!!!
Адриан швырнул меня на асфальт, злобно скалясь и прожигая мое тело горящими алым цветом глазами:
- Ах ты, щенок! Никто тебе не поможет! Я хотел по-хорошему, но ты меня взбесил! - он занес руку для удара. Я зажмурился, мысленно готовя свое тело к боли, но ничего не случилось.
- Не смей поднимать руку на моего Господина, - это последнее, что я услышал, потом мой рассудок помутнел, и я провалился в никуда.

***

Я неожиданно услышал зов господина. Его тон взволновал меня: Если обычно Сиэль произносил мое имя твердо и решительно, не колеблясь не секунды, отдавая приказ, то сейчас скорее эта была мольба, крик о помощи…
Мое появление не заставило себя долго ждать. И что же я увидел: Моего Господина и старого знакомого, который собирался…
- Не смей поднимать руку на моего Господина, - я схватил Адриана за руку и крепко сжал его кисть. Затем перевел взгляд на мальчика, который уже пребывал в паутине забвения. «Так то лучше, мой Господин. Отдохните. Вам не стоит видеть битву двух демонов»
Теперь мой уже пылающий огнем взгляд скользнул к Адриану, который тут же озарил меня своей ядовитой улыбкой:
- Добрый день, господин Михаэлис, - его глаза на мгновение сверкнули алым, но тут же погасли. Хоть он и был демоном, но здравого смысла пока еще не лишился. Драться со мной сейчас – равносильно самоубийству, ведь я был на грани.
- Как ты смел коснуться его, канализационная крыса?! – прорычал я. Сейчас не до любезностей.
- Ну зачем же сразу крыса? – обиженно провыл Адриан, - я скорее домашняя мышка у которой нет хозяина, вот я и позарился на твоего… -он поднял Сиэля на руки и прошелся языком по его шее, - ах, какой аромат. Себастьян, где ты взял такое сокровище? Такие души появляются реже, чем раз в тысячелетие…
Ответить я уже не мог. Во мне, словно в чане, стоящем на огне, закипала ярость. Видеть, как МОЕГО господина касается кто-то другой – зрелище весьма отвратительное. Я не знаю, какое выражение приняло мое лицо, но Адриан сглотнул и попятился назад.
- Положи Сиэля, - мой низкий голос эхом пронесся по пустынной улице. От тела исходили горячие волны, сжигая проносившуюся мимо листву. Я подцепил зубами атласную перчатку и резким движением стянул её с руки, открывая свежему воздуху знак власти моего Господина – Проклятую демоническую пентаграмму-контракт.
Я закрыл ладонью свой правый глаз и с ухмылкой процедил:
- Ты же знаешь, что это. Клятву убывающей луны нельзя нарушить и ты, как демон, должен это понимать. Поэтому… я… - мои глаза вспыхнули еще ярче; настолько ярко, что их не мог затмить даже ослепляющий свет полуденного солнца, - Я его не предам!
- Какая преданность… она не свойственна нам. Ты так не считаешь? – он отпихнул Сиэля в сторону и тот ударился о стену одного из домов, отчего из моей груди непроизвольно вырвался сдавленный рык, - мы ведь готовы бросить любого, ради более выгодной сделки.
- Выгоднее придумать уже нельзя. Я получил идеальную душу.
- И ты её лишишься, Себастьян Михаэлис!!!
- Посмотрим.

Окружающий мир сливался в единое непонятное пятно, когда мы, два демона, сталкивались в смертельной схватке за самую прекрасную душу, что только попадалась исчадиям преисподней. Битва между демонами – кровавый танец, который никому не дано лицезреть. Жестокое сражение существ, прародителя которых когда-то давно изгнали из рая. Своим присутствием мы оскорбляем мир людей, который теперь проливает на нас свои холодные слезы.
- А ты хорош, - процедил Адриан, вытаскивая из плеча очередной серебряный нож, - но не достаточно!
Из спины демона вырвались два перепончатых крыла. Помнится, похожие были у драконов, пока их не истребили люди пару-тройку тысяч лет назад.
- Думаешь напугать меня этим, не выйдет. Мне не нужно даже принимать свой истинный облик, чтобы победить такую мразь, как ты. Достаточно будет и этого.
- Да что ты говоришь!
Столкновения, словно раскаты грома разносились по городу, нарушая необычную для этого времени тишину. Удар за ударом на землю проливалась алая кровь, покрывая траву яркими пятнами. Молнии метались от одного противника к другому, превращая схватку в смертельный поединок, где сможет выжить только один.
- Как долго ты сможешь продержаться, Себастьян? – с ухмылкой спросил Адриан.
- Уж точно дольше тебя, - улыбнулся я и неожиданно пропал.
- Очередные шутки сейчас не к месту, - Адриан напрягся. Тут его шею ласково обвила рука, на которой сверкала пентаграмма.
- А я так не считаю, - прошептал я и в спину противника вонзился серебряный нож, последний из столового набора семьи Фантомхайв. – Game Over.
- Тварь, - прошипел Адриан. Его глаза затуманились, а дыхание начало сбиваться. – Почему ЭТОТ нож подействовал?
- Потому что кто, как не дворецкий семьи Фантомхайв, пропитывает ножи для крайнего случая смертельным ядом…сейчас именно такой случай, не находишь? - Себастьян наслаждался агонией соперника, постепенно убивающей его.
- Чтоб тебя, Михаэ…- выдохнул демон, и раздался оглушительный грохот, после которого все заволокло дымом…

Мои веки дрогнули, когда я ощутил нежное прикосновение в своей щеке. Глаза незамедлительно распахнулись и первое, что они увидели, было лицо Себастьяна, забрызганное кровью (явно не его собственной).
- Господин, вы в порядке? – бархатным голосом с ноткой беспокойства прошептал мой идеальный дворецкий. Его глаза все еще искрились затухающим огнем, как меня вдруг осенило. Я резко подался вперед, но его сильные руки остановили меня.
- Где этот тип?! Себастьян! Где…
Указательным пальцем дворецкий накрыл мои губы:
- Не волнуйтесь, Милорд, он вас больше не побеспокоит, - его губы расплылись в еле уловимой улыбке, которую я, возможно, видел в последний раз. Нельзя, чтобы так продолжалось дальше. «Нельзя… Он и так слишком долго ждал меня. Я ни о чем не жалею» - я закрыл глаза и улыбнулся. Сейчас я чувствовал на себе его удивленный взгляд, который, казалось, проникал внутрь меня… к самом сердцу.... к душе.
- Себастьян, - тихо вздохнул я, - Моя память вернулась сегодня. Прости, что не сказал раньше.
- Вот как… - несмело отозвался он. Его голос вздрогнул и осекся, обрывая предложение в самом его начале.
- Забери её сейчас. Потом я могу передумать… - иронично сказал я, понимая, что передумаю я или нет – значения не имеет.
Мы оба понимали, что сопротивляться контракту бессмысленно, и он все равно возьмет свое. Как и говорил Себастьян: клятву убывающей луны нарушить нельзя.
По-моему, придумать места для смерти лучше, чем прекрасный сад заброшенного дома, куда меня принес мой дворецкий, было трудно. Букет ароматов, исходящий от разросшихся без присмотра цветов, переполнял воздух, который в лунном свете иногда искрился серебряным светом. В небе мерцали звезды, а где-то в траве стрекотал кузнечик, дополняя эту безмятежную красоту.
Себастьян поставил меня на ноги, отошел на пару шагов и преклонил колено:
- Служить вам - огромная честь, но, боюсь, далее это невозможно… - в его голосе слышалась печаль и я, кажется, понимал почему. Ну что за ребячество… Дурак! Нельзя тебе влюбляться.
Я грустно улыбнулся и выдохнул только одно слово:
- Да.
- Милорд…
Бесшумно поднявшись с колен, он неспешно сделал шаг ко мне, стараясь оттянуть неизбежное мгновение, когда я исчезну. Нет, я не исчезну… я растворюсь в нем и мы станем единым целым. Будем вместе всегда!
Себастьян неожиданно схватил мою руку и прижал меня к себе.
- Мой господин, простите меня…
Расстояние между нашими лицами сократилось до пары дюймов. Я не отводил взгляд от его алых глаз, в которых я никогда не ждал увидеть слез. Ближе и ближе… тепло на губах… тьма перед глазами… и последняя мысль… «Все хорошо… я не прощаюсь… я лишь говорю ему «до свидания» этим последним поцелуем»…

Конец.

От автора: Благодарю всех, кто не пожалел времени и прочел сие творение (мою первую серьезную работу). Надеюсь, что она принесла вам удовольствие. Я очень старалась передать все чувства и эмоции героев. Надеюсь мне это удалось (в конце сама слезу пустила Т_Т). Надеюсь, что вы будете читать мои дальнейшие работы)) Желаю вам всего хорошего =^_^=
P/S/ Огромное спасибо Мело тян за помощь в описании битвы Адриана и Себы. Золотце, ты меня очень выручила ^_^

URL
Комментарии
2010-09-03 в 16:39 

Лёля-ля
Ещё раз спасибки за это чудо! :heart:

2011-01-30 в 19:11 

Прелесть... но жаль, что так заканчивается... ты не думала, что бы использовать конец второго сезона?

2011-01-30 в 19:14 

Yurine-san
... И сколько бы ни было бессонных ночей, я буду жить с этой болью... потому что той ночью я так решил. (с)
неа.... в этом фанфике он умер... и ничего с этим не поделаешь...

URL
   

Рисовашка, которая очень любит Fate

главная