14:07 

Связь.

Yurine-san
... И сколько бы ни было бессонных ночей, я буду жить с этой болью... потому что той ночью я так решил. (с)
Эх, эх, эх.... жизнь течет своим чередом. Неспешно и скучно...

В пятницу ездили в драм.театр на "Фрегат "Паллада"". Довольно не плохо было =), учитывая то, что мы сидели прямо на сцене, вот это было правда круто))) И спец эффекты были довольно хорошие) В целом пне понравилось. пятёрочка.
В остальном, каждый день одна рутина. И это весьма угнетает.

Чтобы совсем уж не помереть от скуки, за эту неделю я написала небольшой рассказ. Один из немногих моих рассказов, а не фендомов))) Но как ни крути, действие все равно происходит в Японии Х)

Название: Связь
Автор: ­Yurine-san
Бета: ­Мink (katyonok2109)­
Гамма: ­Мело тян
Герои: Хироши, Назоми.
Жанр: Романтика, агнст, сёнен-ай
Рейтинг: PG-13
Размещение: нельзя нигде размещать! Если, все же, вам так хочется это сделать, то спросите сначала меня
Предупреждение: твинцест
Дисклеймер: Права на сюжет и персонажей принадлежат Yurine-san. Любое совпадение персонажей с реально существующими людьми (живыми или покойными) является случайным. Рассказ не несет его владельцу никакой коммерческой прибыли и создавался только для чтения.
Благодарность: Моим Бете и Гамме за то, что помогли мне написать этот рассказ и довести его до ума. Низкий вам поклон.
От автора: На этот рассказ я потратила кучу времени, так что потрудитесь отписаться, если читайте. я жду ваших комментариев.


***
POV Hiroshi

С самого детства я знал, что никогда не смогу оставить его одного идти по жизни. Это было бы слишком жестоко… По отношению ко мне, не к нему, потому что я – эгоист. У меня не хватит сил бросить то, что, по моему мнению, должно было быть только моим и ни чьим больше. Я был полностью уверен, что этот хрупкий ребенок не выживет, если я не буду прятать его от этого ужасного мира в четырех стенах нашей комнаты. Я бы даже посадил его на цепь, если б мог, только бы он оставался со мной.

***
POV Nozomi

- Назоми! – Меня окликнул голос, который я знал с самого своего рождения, а может быть и раньше, - что ты тут делаешь в такое время? Я думал ты уже дома. Я забеспокоился, когда пришел.
Этот голос всегда был таким добрым и нежным, и таким дорогим, ровно, как и его обладатель:
- Прости, Хироши, мне пришлось задержаться на дополнительных заня… - ну вот. Как всегда он даже меня не дослушал, а просто потащил за руку домой.
Хироши всегда был таким. Не давал мне и шагу ступить без надзора, а все из-за моего слабого здоровья. Но, несмотря на все это, а может и благодаря всему этому, я стал восхищаться им. Начнем с того, что он был просто красивым. Длинные, шелковые волосы, светло-русого цвета, которые так не свойственны японцам, правильные черты лица, большие выразительные глаза, глубокого синего цвета, длинные черные ресницы, тонкие, но изящные губы – всем этим я восхищался. Я начал увлекаться рисованием в основном именно поэтому: мне хотелось запечатлеть эту красоту в картину, чтобы навсегда оставить её в этом мире. Даже тот факт, что мы делим одно лицо на двоих не менял того, что Хироши был намного красивее меня. «Хоть мы и одно целое, но совершенно разные» - так он сказал когда-то. Думаю, что я начинаю понимать смысл этих слов.
Солнце уже садилось. Его последние лучи придавали небу тот особенный окрас, который я так любил. Палитра цвета в это время дня особенно разнообразна. Все, начиная от луговых цветов и заканчивая стенами домов, приобретает свои особенные, волшебные оттенки, которыми я так люблю наслаждаться, смотря на засыпающий город из окна. Но была еще одна картина, которая запала мне в сердце, но которую видел только раз. Тогда брат впервые искренне улыбнулся, а за его спиной на темно-синем небе сияли звезды. Я навсегда сохраню эту картину в своем сердце.
- Что будешь на ужин, Назоми?
- Пиццу.
- Нельзя! Это вредно.
- Хватит опекать меня, как курица-наседка. Я уже не ребенок, - я показательно надул щеки и отвернулся к окну.
- Если я перестану тебя опекать – ты снова сляжешь.
Тут мне возразить было нечем. С самого рождения я не отличался крепким здоровьем и часто болел, в то время как Хироши постоянно заботился обо мне, за что я ему безмерно благодарен. Если бы не его чрезмерная забота, я бы, наверное, умер.
- Ты принял лекарства, Назоми? – Хироши стоял в дверях комнаты, наблюдая за тем, как я готовлюсь ко сну.
- Ага. А ты спать не идешь?
- У меня тут еще есть дела, - брат на миг опустил взгляд, а потом, буркнув напоследок «Приятных снов», вернулся в гостиную.
Раньше мы всегда ложились вместе в одно и то же время, но теперь Хироши постоянно чем-то занят вечерами, а когда я спрашивал чем, то он просто отмахивался от меня или говорил, что это для учебы. Меня немного волновало такое поведение, но я не придавал этому особого значения, поэтому быстро погрузился в сон.

- Доброе утро, Назоми, - Хироши сидел на краю кровати и приветливо мне улыбался, держа в руках поднос с завтраком – так начиналось каждое моё утро. С шести лет брат сам начал готовить мне завтраки. Должен признаться, что готовил он великолепно, мог весь день проторчать возле плиты, а потом устроить шикарный ужин на всю семью.
- Брат, тебе не обязательно каждый день идти в школу вместе со мной, мы же уже не дети…
- Но мы же все равно учимся в одной школе, так какая разница!
Когда мы дошли до ворот Хироши остановился и каким-то особенно серьезным взглядом посмотрел на меня:
- Сегодня я тебя встречу после уроков! – И, не дав мне даже слова вставить, быстрым шагом пошел в здание школы.

Весь оставшийся день я провел в некой прострации. Мозг категорически отказывался воспринимать новую информацию, которую в него всячески пытались влить через уши. Сегодня мне просто было это не интересно. Мысли были заняты чем-то другим. Порой я сам не мог уследить за их потоком. В моей голове перемешалось все: начиная от детских воспоминаний, заканчивая решением уравнения Энштейна, которое мне предстояло выполнить на уроке физики.
- В чем дело, Назоми? Ты сегодня сам не свой… - возле меня стояла невысокая девушка в аккуратно отглаженной школьной форме. Она посмотрела на меня заботливым взглядом и положила ладонь мне на лоб, - очень рассеянный сегодня.
- А, Фуджиоко… Да нет… все отлично.
- Ты какой-то бледный, твой брат тебя совсем замучил? – с долей иронии в голосе спросила она, а когда я возразил, то только улыбнулась наимилейшей из всех улыбок, - Может быть, пойдем домой вместе?
- Ну, вообще-то Хироши… - я вспомнил утренний разговор, но потом прервался, помолчал пару секунд и продолжил, - Думаю, Хироши будет не против.
Когда занятия окончились, мне оставалось только пойти на место встречи с братом. Благо дополнительных занятий сегодня не было и можно было немного расслабиться. Фуджиоко тоже увязалась за мной. Не то, чтобы я был против, но у меня было плохое предчувствие относительно Хироши. Он не любил посторонних, и близких друзей у него никогда не было. Хироши, как бездомный кот, предпочитает одиночество, но всегда возвращается домой, ко мне. Большего мне ненужно. Его заботы мне достаточно.
- Твой брат опаздывает! Сколько можно заставлять нас ждать? – Фуджико то и дело смотрела то на часы, то на меня.
- Не так уж и сильно он опаздывает. Прошло всего пятнадцать минут, - я стоял, облокотившись на железный забор, и смотрел в небо. Это было действительно странно. Обычно он никогда не опаздывал, если что-то обещал. Хироши всегда был очень ответственным, и это было совсем не в его правилах – нарушать обещания. Мой маленький монолог прервала Фуджико:
- М… Назоми, пока твоего брата нет, я бы хотела кое-что тебе сказать… - полным внимания взглядом я посмотрел на девушку, давая понять, что внимательно её слушаю, - Ты мне нравишься. Давай встречаться.
Подобная прямолинейность у девушки меня слегка напугала, но само предложение такой реакции не вызвало. Фуджико была очень даже не дурна собой: тонкая талия, черные волосы, пухлые губы, тёмные глаза – мечта любого парня.
- Я согл… - меня прервал громкий удар о металлический забор. Фуджико испуганно вскрикнула, а я настороженно обернулся. Позади меня стоял Хироши. Я раньше никогда не видел у него такого лица. Сейчас оно могло напугать кого угодно. Брат тяжело дышал и со злобой в глазах смотрел на меня, но потом неожиданно бросил яростный взгляд на Фуджико.
- Он тебе не пара, поняла?! Ты не справишься с ним и бросишь, разбив ему сердце! Да и себе тоже, что для меня не так важно. Поэтому… - он молча взял мою руку и зло прошипел, - а с тобой я дома поговорю…
Больше он ничего не сказал. До самого дома Хироши молча тащил меня за собой, сжимая в своей руке моё посиневшее запястье. Всю дорогу он прикусывал свои тонкие, уже покрасневшие и припухшие губы, изредка бросая на меня наполненные ледяным огнем взгляды, от которых по моей спине бежали мурашки. Возможно, он думал о предстоящем разговоре, мысль о котором никак не давала мне покоя, ведь я не сделал ничего плохого. С чего бы ему так злиться…
Стоило нам только переступить порог квартиры, как меня одним резким движением швырнули на пол. Не успел я прийти в себя, как мои глаза встретились с его, но вместо того холодного блеска, что был в них пару минут назад, в его глазах была какая-то, непонятная мне печаль и горечь.
- Только не говори мне, что ты серьезно собирался доверить ей свою жизнь?! Это право принадлежит только мне, слышишь?! Только я могу обладать тобой! Назоми… Ты ДОЛЖЕН быть лишь моим… - я лишь молча слушал. Сил сказать хоть что-нибудь не было. Слова Хироши поглотили все мои мысли. Брат преподнес мое посиневшие запястье к губам и, касаясь ими кожи, продолжил:
- Плохой из меня старший брат… Оставил на твоей белоснежной коже такой отвратительный изъян… но ты сам виноват, что так разозлил меня… Я больше никуда тебя не отпущу… - с этими словами он сжал мою руку и потащил меня в комнату. Оставив меня наедине с собой, он вышел за дверь.
В замке повернулся ключ. Запер? Меня? Я так и не понимал до конца, за что мне это. Хироши вел себя так, будто ревновал, но такого не может быть в принципе! Мы же все-таки братья…
Я подошел к двери и дернул её пару раз за ручку. Она действительно заперта, и, кажется, выпускать он меня не собирался; сколько времени мне здесь сидеть - тоже неизвестно. Наверное, ему просто нужно выпустить пар... Он всегда был излишне импульсивен, но сегодня и впрямь как с цепи сорвался.
Я упал на кровать, раскинув руки в стороны. Недавний шок сменялся расслаблением, глаза непроизвольно закрывались... Спустя некоторое время я заснул. Мне снился очень странный сон: в воздухе витал терпкий запах алкоголя, откуда-то со стороны светила тусклая лампочка, а прямо надо мной сидел я сам… а может быть это был Хироши? Что-то мягко скользнуло по животу, обводя каждый изгиб, потом в нерешительности остановилось где-то возле пупка, но затем снова продолжило спускаться вниз, к пряжке ремня, которая через пару секунд звякнула и расстегнулась. Все, что было потом, я помню очень нечетко. Отчетливо помню только то манящие наслаждение, сводящий с ума жар и бархатный голос, который легким звоном отзывался в каждой клетке моего тела и повторял только четыре слова: «Я тебя люблю, Назоми…»
Проснулся я завернутым в одеяло и только в нижнем белье. Должно быть ночью брат переодел. Внезапно я почувствовал ужасную слабость, будто всю энергию выкачали, ноги были словно ватные и совершенно меня не слушались, в горле пересохло… Я с трудом поднялся с кровати и нетвердой поступью подошел к двери, пару раз дернув её за ручку. Она по-прежнему была заперта. Должно быть, брат еще злился… а может просто забыл открыть.
- Эй! Хироши! Открой дверь! – я несколько раз ударил в дверь рукой. Тут же за дверью послышались неторопливые шаги брата, остановившиеся возле двери, - Хироши, открой дверь. Я пить хочу.
- Сейчас принесу, - немного подавленным голосом ответил брат.
- Не нужно, я сам. Отопри замок, - я улыбнулся, ожидая, что Хироши, наконец, откроет дверь, но он не только её не открыл, но и зло вскрикнул:
- Нет! Ты больше не выйдешь оттуда!
«А? То есть как это, а?» - подумалось мне, но вслух я произнести этого не смог. Что-то не давало моему рту открыться и высказать возражения. Не знаю почему: может страх, может отчаяние – я просто не знаю. Все, что я мог сейчас сделать, так это прижаться спиной к запертой двери из красного дерева и зажмуриться, надеясь что все это сон, что через пару секунд мой заботливый, добрый, любимый старший брат разбудит меня, как обычно, и ласково мне улыбнется. О, как бы я хотел сейчас увидеть только одну его улыбку. Она была для меня надеждой, защитой и просто выражением любви. С самого детства эта улыбка дарила моей душе необычайное спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Но сейчас, когда меня с ним разделяет стена – мне страшно. Страшно так, что тело трепещет, а на глаза то и гляди навернуться слезы…
Я простоял так довольно долго. Солнце за окном уже высоко поднялось над горизонтом. Скоро полдень. Неожиданно я услышал за дверью шаги, за которыми последовал несмелый стук в дверь и робкий голос брата:
- Эм… Назоми… Можно мне войти?.. – я не мог не усмехнуться над этими словами. Как будто у меня был выбор. Это ведь не он не может войти, а я не могу выйти. Тем не менее, я отошел от двери и устроился в кресле, возле письменного стола. Замок тихонько щелкнул. Хироши стоял на пороге с подносом в руках, на подносе онигири и чашка горячего чая. Комнату заполнил еле ощутимый аромат специй и бергамота, который брат часто добавлял в чай для придания изысканного аромата, который я так любил.
Я не сводил с него глаз. Мы оба молчали. Наконец, Хироши улыбнулся и не спеша направился ко мне, так осторожно, как если бы хотел приблизиться к дикому зверьку, чтобы подкормить. Такое сравнение немного задело мою гордость.
- Назоми, пообедай, пожалуйста. Ты ведь не завтракал, - но я лишь сделал лицо как можно более безразличным и отвернулся в сторону окна. Даже не видя сейчас лица Хироши, я мог догадаться, каким растерянным и огорченным оно было. У него всегда было такое выражение лица, когда мы ругались в детстве. В независимости от того, кто был виноват в нашей ссоре, Хироши всегда шел мириться первым, а я, в свою очередь, всегда упрямился, и тогда он становился, словно брошенный кот - потерянным и грустным, - Назоми… я… действительно ужасный старший брат. Я сделал тебе больно. И не знаю, как сейчас исправить то, что ты так зол на меня, хотя… я это заслужил, - он иронично усмехнулся, а я поджал губы. Я привык к его извинениям. Но сегодня его голос звучал так тихо и беспомощно, что я не знал, как реагировать. Мне вдруг вспомнился сегодняшний сон, и щеки залила краска, а потом я вспомнил его реакцию возле школы… и в моей голове начала складываться неясная картина, в существование которой я никак не мог поверить. Но факты говорили сами за себя, и от этого стыд и смущение становились все сильнее. Не может быть, чтобы Хироши действительно меня…
- Назоми? – брат осторожно, словно с опаской, дотронулся рукой до моего лба. Никогда еще его ладонь не была такой горячей, или я просто этого не замечал? – У тебя температура?
- Н-нет. Все в порядке, - я не знал, как реагировать на его чувства, ведь мы… Родственные узы связывают нас, и как такое могло случиться – я не понимаю. Одно знаю точно: мое сердце начинает болезненно трепетать, когда я думаю о том, что чувствовал Хироши все это время, все то время, что он любил меня. А я… Я снова запутался.
- Уверен, что хорошо себя чувствуешь?
- Да... – ты глубоко вздохнул и уже собрался уходить, как я ухватил тебя за край рубашки, - Хироши... Я не злюсь. И я не в обиде. Просто... - пальцы безвольно отпустили ткань. - Просто я не могу понять так много...
- Я тоже, - на губах брата расплылась тонкая улыбка, показавшаяся мне усмешкой, - Я тоже не могу понять, почему это тело, которое такое же, как и моё, сводит меня с ума… так сильно… - воспользовавшись моей минутной немотой, он одной рукой вжал меня в кресло, нависая надо мной, а другой забрался под легкую летнюю рубашку, - сегодня я не остановлюсь, ты ведь понимаешь?.. я всегда добиваюсь того, чего хочу… и никогда не отдам этого кому-то еще…
Мое тело бросило в жар, его прикосновения оставляли на коже незримый ожег. Сердце билось в экстазе от одних лишь поцелуев. Мне начало казаться, что если он продолжит дальше, то я умру, не выдержав той страсти, что накрыла меня с головой. Но перспектива того, что он остановиться пугала еще больше. Пусть я отправлюсь вместе с ним в ад и расплачусь с полна за этот грех, но сейчас… сейчас, я хочу…
Все, что казалось неправильным и постыдным смыло прибоем этого безумного желания, как след на песке. Мне уже было плевать на то, что будет потом, главное, что сейчас, в эти минуты, его чувства, эмоции и желания, принадлежат лишь мне одному. Все мои мысли охвачены огнем, реальность сгорает в нем без следа. Боль и страсть смешались в едино, раня мое сердце, словно раскаленное лезвие, но эти шрамы… я сохраню их, как память того, что мы были вместе, снова стали единым целым.

***

- Назоми, твой брат вчера нас так грубо прервал… - Фуджико теребила пальцами прядь волос, не отрывая взгляд от пола, - я хотела узнать… твой ответ…
- Прости, но мое сердце не свободно. Его уже поймал и посадил на цепь, тот, кто дороже и ближе всех для меня… Так что я не могу встречаться с тобой, ведь я… себе не принадлежу, - этими словами я попрощался с Фуджико, оставив её в недоумении.
- Ты сегодня рано, - Хироши стоял возле ворот, на его губах сияла та самая добрая улыбка, а в глазах теплилась нежность.
- Ты тоже, - все так и должно быть. Моя воля сломлена, свобода отобрана, а сердце украдено и посажено в золотую клетку, а единственный экземпляр ключа – только у него. Но это добровольное заточение, и я всегда буду послушно следовать за ним, куда бы он ни пошел. Ведь он, Хироши, тот, кто украл мое сердце одним лишь поцелуем.

URL
   

Рисовашка, которая очень любит Fate

главная